Форум » Фантазии на тему » Перепевы - стебные (и нестебные?) » Ответить

Перепевы - стебные (и нестебные?)

may_minstrell: Так, господа-товарищи. Прежняя тема про перепевы набрала 9 страниц и закрылась сама собою. Открываем новую?

Ответов - 51, стр: 1 2 3 All

Любящая Хаос: may_minstrell ээээ... а для анекдотов же вроде другая тема?

may_minstrell: Любящая в XIX веке слово "анекдот" употреблялось в значении просто "случай из жизни (байка)". Я употребил его здесь именно в этом значении. Так-то, по сути - это всё те же Сказочки... а их мы кидаем в эту тему

may_minstrell: Истории из жизни Корумяна Мелнибонэйского. 1. Корумян Мелнибонэйский жил на огромном острове. Только - вот беда - кроме него там никто вроде как не жил. Один принц на целый остров. Ну, ещё фурны, конечно... но разве ж это население? Тем более, что и фурны какие-то странные - с домашнюю таксу ростом. Мутанты, не иначе. Поэтому Корумян Мелнибонэйский был сам себе и король, и подданный, и повелитель Драконьих пещер... и пребывал в постоянной меланхолии, как и годится последнему правителю островной империи... правда, меланхолия у него была оттого только, что делать нефиг. Бывало, внутренний голос шепчет: «Ты бы, это, сходил травы дракончегам накосил» - а он отвечает: «Надоело...» - «Как надоело, если ты ещё ни разу не косил?!» - «А мне заранее надоело!» Ещё у него была рука серебряная (от рождения), глаз бриллиантовый (тоже от рождения)... и был он поэтому на робота похож. И вот однажды придумал он себе развлечение, чтоб в меланхолию не впадать: начал со спины одного фурна на других перескакивать. Бывало, целый день так пропрыгает: хоп, хоп - то на одного, то на другого... Фурны только бошками крутят и не понимают, «а чего это, собственно?..» Ну, и однажды... промахнулся он мимо фурна, упал и угодил в глубокий-преглубокий овраг. И оттуда уже не смог выбраться. Так и сидел там, пока не помер. А потом возродился в следующей инкарнации... и про это будет другой рассказ. 2. В следующей инкарнации Корумян Мелнибонэйский возродился в мире, который назывался Дет'с'ки Ясли. И там с небес свисала вместо солнца такая штука - называется «погремушка»... которую он постоянно задевал головой. Ему бы не растеряться, совершить подвиг, достойный вечного Героя - залезть на небо и погремушку сорвать... а он давай плакать! Но однажды всё-таки не утерпел - залез на небо и сорвал. И тогда пришли злые Фои-Мйоре, и нашлёпали его по попе... Отсюда мораль: не совершай подвиги, когда тебя не просят! А про другие его подвиги я вам потом расскажу... когда вдохновение придёт... (Продолжение следует)


Аттила: may_minstrell пишет: Отсюда мораль: не совершай подвиги, когда тебя не просят!

may_minstrell: * расшаркивается *

may_minstrell: История из жизни Мелнибоняна Корумэйскогo. Шёл как-то Мелнибонян Корумэйский по переулку, и вдруг видит - навстречу ему Корумян Мелнибонэйский идёт. Прямо идёт, никуда не сворачивая. Ну, Мелнибонян и решил, что в конце переулка, наверное, зеркало стоит, и это навстречу ему идёт его же собственное отражение. Испугался, что, пойдя дальше, в зеркало врежется - и убежал. Так они и не встретились...

may_minstrell: Загадка Корума (по мотивам песни группы «Шао Бао») Купила мама мені Коня, Але ж задньої ноги у нього нема. А що замість той ноги у нього було, Про це ніколи не дізнається ніхто! Отгадка: Рука Кулла. А вы что подумали?

may_minstrell: О том, как Садрик сочинил научно-фантастическую колыбельную, укачивая своего сына Эльрика. (по мотивам песни А. Галича) Спи, ЭльрИк, спи, Спи, понимаешь, спи! Придет Ариох-Кащей, Растудыть его в качель! Ксиомбарг, блин, на козе Зафуячит в Хаос... э? Вот, такие, брат, дела - Симрил фурна родила. Спи, ЭльрИк, спи, Спи, понимаешь, спи! В две тысячи семьдесят пятом году Я вечером, Эльря, к Муркоку зайду, И пива спрошу, и услышу в ответ, Что рижского нет, и московского нет, Откуда московское пиво - В Англии?.. Эх, некрасиво!.. И фурн, синекрыл, молчалив и мордаст, Мне пиво ирландское тут же подаст. И выскажусь я , так сказать, говоря: - Не зря ж мы страдали, Имррир гиб не зря! Не зря мы, глаза завидущие, Мечтали увидеть грядущее Спи, ЭльрИк, спи, Спи, понимаешь, спи! Придет Ариох-Кащей, Растудыть его в качель! Ксиомбарг, блин, на козе Зафуячит в Хаос... э? Вот, такие, брат, дела - Симрил фурна родила. Спи, ЭльрИк, спи, Спи, понимаешь, спи! Спи!..

may_minstrell: Марш мерниев. Броня крепка, и фурны наши быстры, И все мернИи мужеством полны. В строю стоят имррирские фурнисты - Своей великой родины сыны. Гремя огнем, сверкая блеском стали, Пойдут все фурны в яростный поход, Когда нас в бой пошлет emperor Эльрик, И маршал Дайвим в бой нас поведет. И труд рабов, и труд вай'о'рских пашен, Мы защитим, страну свою храня, Ударной силой, блин, таранных башен И быстротой, и натиском огня. Гремя огнем, сверкая блеском стали, Пойдут все фурны в яростный поход, Когда нас в бой пошлет emperor Эльрик, И маршал Дайвим в бой нас поведет. Пусть помнит враг, укрывшийся в засаде, Мы начеку, мы за врагом следим. Своей земли мы не хотим ни пяди, Зато чужой - вершка не отдадим!!! Гремя огнем, сверкая блеском стали, Пойдут все фурны в яростный поход, Когда нас в бой пошлет emperor Эльрик, И маршал Дайвим в бой нас поведет. А если к нам полезет враг матерый, Он будет бит повсюду и везде. И поднажмут воители-старпёры, И - по лесам, по сопкам, по воде! Гремя огнем, сверкая блеском стали, Пойдут все фурны в яростный поход, Когда нас в бой пошлет emperor Эльрик, И маршал Дайвим в бой нас поведет.

Аттила: may_minstrell, отлично.

may_minstrell: Спасибо!

may_minstrell: Из Имррира в Танелорн Ship Судьбы сто тысяч тонн Шёл волнам наперерез и на риф налез. Так погиб сей кораблИк С экипажем в тот же миг, И никто не был спасён кроме трёх персон: Госпожа Арнель, Хаоса фанат, Дочь хаосита Ариохита. С нею Лучник был, коий Алым слыл, а также демон плыл - Рингил. Тот Рингил умом востёр - На берегу развёл костёр Чтоб тела свои согреть, стали они петь: про то, как - Из Имррира в Танелорн...

may_minstrell: Я иду по Танелорну, Темь - хоть выколи глаза; Слышен крик: «Кому попкорна?!», И Живых статуй голоса... *** Я иду по Корумяну, По стальной его руке, Слышны вопли тараканов, Водку пьющих вдалеке...

Мэлис: Класс...

may_minstrell:

Мэлис: Буревестник гордо реет. Это всё, что он умеет. (с) Бормор

may_minstrell:

may_minstrell: Ралинда и Корумнель. (по мотивам бр. Гримм) (это не стёб, хотя отдельные стёбные элементы тут всё же есть. Они сами просочились, я не виноват). Стоял когда-то на острове замок, и жил в том замке только один старик Шуль, и был он всем колдунам колдун. Днем превращался в медведя с человеческими руками, а вечером принимал опять свой прежний человеческий вид. Он умел приманивать всяких зверей и птиц, убивал их и скармливал своим цветочкам. Если кто подходил на сто шагов к этому замку, тот останавливался, как вкопанный, и не мог сдвинуться с места, пока он не снимал с него заклятья; если же входила в тот заколдованный круг добрая юная девушка типа Любящей, колдун обращал ее в птицу, запирал в клетку и уносил в одну из комнат замка. Так собрал он в замке целых семь тысяч клеток с разными диковинными птицами. А жила-была в ту пору девушка, звали ее Ралиндой, и была она прекрасней всех остальных девушек на свете (хотя у Муркока ничего об этом не написано, но предположим). Посватался за нее Корумнель, и это были предбрачные дни - и весело, радостно было им вместе. И вот, чтобы поговорить наедине /а может, и не только для этого /, пошли они раз погулять в лес. - Только смотри, - говорит ей Корумнель, - к замку близко не подходи. А вечер был хороший, ярко светило солнце сквозь деревья в темную лесную зелень, и жалобно пела горлинка над старыми буками. Ралинда несколько раз принималась плакать, потом села она на солнышко (интересно, как можно сесть «на солнышко»? На солнышке - это я еще понимаю... а чтобы на солнышко сесть, надо, как минимум, до него долететь. Ну и, опять же, горячо-то, наверно, будет?..) и пригорюнилась. Корумнелю тоже стало грустно. И были они так печальны, будто предстояла им близкая смерть (это они еще с АнтиохомАриохом, Маблоудом и Ксиомбарг не сталкивались). Они оглянулись - видят, что заблудились, не знают, как найти им теперь дорогу домой. А солнце еще не зашло за горы, но скрылось уже наполовину за вершинами. Глянул Корумнель сквозь заросль лесную, видит - стоят перед ним уже близко-близко старые стены замка. Испугался он и замер на месте. А Ралинда шагнула вперед... и мигом обернулась соловьем. Ночная сова с гарящими глозами, похожая на урсина с человеческими руками, трижды облетела вокруг соловья и трижды ухнула: "угу-угу-угу". И не мог Корумнель сдвинуться с места, стоял, точно вкопанный, - ни плакать, ни слова молвить, ни рукою пошевельнуть, ни ногой двинуть. Вот закатилось и солнце. Улетела сова в лесную чащу, и вышел тотчас оттуда горбатый старик, желтый да ху... дой (а вы что подумали?!); большие красные глазища, нос крючком до самого подбородка. Проворчал он что-то себе под нос, поймал соловья и унес с собой на руке. И слова вымолвить не мог Корумнель, и с места не сойти ему было: пропал соловей. Вернулся, наконец, старик... Освободился от чар Корумнель. Упал он перед стариком на колени, взмолился, чтобы вернул он ему назад Ралинду. Но старик ответил: - Никогда тебе больше не видать Ралинды, быть ей моею, - и ушел. Он кричал, горько плакал и горевал, но все было понапрасну. "Ах, что же мне делать теперь?" - И ушел Корумнель оттуда и попал, наконец, в какую-то чужую надрагскую деревню; там долгое время он пас овец. Он часто бродил вокруг замка, но близко к нему никогда не подходил. И вот приснился ему ночью сон, будто нашел он Чёрный Клинок, а на эфесе его большую, прекрасную жемчужину, и пошел с ним к замку, и к чему он ни прикасался тем цветком, все освобождалось от злых чар; и увидел он там Ралинду, живую и здоровую, румяную и веселую. Тогда пробудилась в нем опять надежда. Проснулся он утром и стал искать по полям и горам, не найдется ли где Чёрный Клинок. Он все искал, и на девятый день нашел в одной пещере Клинок, и была у него на эфесе большая жемчужина. Корумнель понимал, что все это хитрости бога Антиоха, и, взявши Клинок, он - вероятнее всего - станет навсегда его рабом; но он также хорошо понимал, что, кроме него, Ралинду вряд ли кто-то спасет. А потому взял он этот Клинок, и шел с ним целый день и целую ночь в сторону замка. Он подошел к нему на сто шагов, и никто его не остановил, и вот подошел он к самым воротам. Сильно обрадовался Корумнель, прикоснулся Клинком к воротам - и распахнулись они перед ним. Вошел он, идет через двор, прислушивается, не слыхать ли где птичьего пения; и услышал он вдруг птичьи голоса. Он отправился дальше и нашел зал, а в нем колдуна, и увидел, что он кормит птиц в своих семи тысячах клеток. Как увидел он Корумнеля, рассердился, сильно разгневался, стал браниться, плевать на него ядом и желчью, а также лимфой и слизью, ну, а подступиться к нему и на два шага был не в силах. А он на него и не смотрит, идет себе по залу, осматривает клетки с птицами; и видит он много сотен соловьев в клетках, но как найти ему свою Ралинду? Присматривается он и замечает, что Шуль тайком достает одну клеточку с птицей и несет ее к двери. Мигом прыгнул он за ним, дотронулся Клинком до клеточки и до старика-колдуна; тут потерял Шуль свою колдовскую силу (а вместе с ней - и душу); и вот явилась перед вадагом Ралинда; она бросилась к нему на шею, и была она такая же красивая, как и прежде. И он обратил тогда и всех остальных птиц в девушек и воротился домой со своей Ралиндой, и жили они счастливо долгие-долгие годы.

Мэлис: Летят два фурна, один зеленый, а другой в Имрирр. Сколько душ сожрал Буреносец, если Эльрик опять в депрессии?

may_minstrell:



полная версия страницы